Ректор МИИ выступил в Санкт-Петербурге с лекцией «Плюрализм в исламе»

Hayretdinov1

22 декабря в стенах Духовного управления мусульман Санкт-Петербурга на Литейном проспекте состоялась лекция ректора ведущего мусульманского теологического учебного заведения России – Московского исламского института Дамира Зинюровича Хайретдинова, которая была посвящена теме плюрализма в исламе.

Открыл мероприятие первый зампред ДУМ РФ, председатель ДУМ СПб и Ленобласти имам-мухтасиб Дамир Мухетдинов. Он представил выступающего перед многочисленными собравшимися: «В это благословенное время месяца рабиу-ль-авваля очень приятно, что наш город посетил специалист, который с моей точки зрения является неординарным и весьма интересным».

А уже после лекции ректор Дамир Зинюрович любезно согласился дать интервью пресс-службе ДУМ СПб и ЛО:

— Дамир Зинюрович, прежде всего, благодарим Вас за столь интересную и актуальную сегодня лекцию. Как часто Вы бываете в Петербурге?

— Бываю довольно часто, но по служебным делам.

— Как, на Ваш взгляд, меняется мусульманская жизнь в Петербурге за последнее время, и меняется ли она вообще?

— По Интернету я постоянно слежу за новостями ДУМ Санкт-Петербурга, но воочию увидел это впервые сегодня. Могу сказать, что я приятно удивлён обстановкой в целом и активом, которые готовы тратить своё время, чтобы помочь развитию ислама в Питере, послушать ту или иную лекцию. Это весьма благостная картина.

— Вернёмся к теме Вашей сегодняшней лекции. Какие основные факторы Вы бы выделили в качестве препятствий для развития плюрализма в исламе?

— Прежде всего, это низкий уровень религиозной грамотности. Это такой фактор как «начётничество»: это когда «по верхам» набрались, а дальше вглубь идти не хотят. Не хотят увидеть, что стоит за тем или иным словом, явлением, хадисом, аятом. Не хотят понять, что ислам – это религия на века, а не только на VI -VII век. Они ограничивают ислам временем Пророка, ограничивая его рамками ситуаций, складывающихся вокруг Мухаммада (мир ему) или первых халифов. Они не хотят думать, что ислам активно развивался все эти столетия. Ислам вовсе не ограничивался эпохой Пророка и первых халифов. Наоборот, ислам распространился по всему миру и приобрел самые разнообразные формы. Все мусульмане едины в безоговорочной вере в Аллаха, но при этом каждый из них имеет свою национальную традицию и историческую подоплёку того, как развивалась исламская культура в определенном месте мира. К сожалению, некоторые мусульмане сегодня сами себя ограничивают, выбирая только одну форму, раннесредневековую, ещё до того момента, когда ислам стал распространяться даже по аравийскому полуострову. При этом они с пеной у рта утверждают, что эта форма и есть сунна, есть идентичный оригинальный ислам, а всё остальное – новшество, требующее незамедлительного искоренения. Наверное, и в образовательном плане такие люди очень ограничены.

— Одной из качественных характеристик плюрализма является дискурс. И его расширение, включение мусульманского дискурса в общенациональный, если мы говорим о России, и общемировой, если мы рассматриваем глобальный масштаб, наверное, будет эффективной методикой профилактики в том числе и межцивилизационных конфликтов, не так ли?

— Это то, к чему мы и стремимся, проводя международные конференции и приглашая на них богословов «первого ряда» из самых разных мусульманских государств и сообществ. Однако мы видим, что многие мусульманские сообщества и даже целые государства не готовы к такому диалогу. Они не желают сдвинуть свою сложившуюся национальную религиозную платформу в сторону диалога. При этом общества в этих странах очень дифференцированы: если элита получает образование в престижных вузах Запада, то средний и низшие слои населения воспринимают весь окружающий мир как враждебный. Такой изоляционизм ведёт к пагубным последствиям. Даже богословская прослойка может быть заражена этой инфекцией: «всё вокруг нас – плохое и неправильное», «не стоит это воспринимать и даже контактировать с этим» — вот их логика.

— На Ваш взгляд, концепт российского мусульманства, зарождённый еще нашими отечественными мыслителями, вроде Исмаила Гаспринского и активно возрождаемый сегодня Духовным управлением мусульман Российской Федерации, имамом-мухтасибом Дамиром Мухетдином, способен ли стать примером для всех остальных регионов мира? Европы, например?

— Возможно, Европа нас даже и опередит в этом. Но нам хочется верить, что мы в этой области пионеры. В немусульманских странах мусульманская культура и цивилизация развивались совершенно по-разному. Для Индии, к примеру, мусульманская цивилизация прошла через кризис 1948 года, и с тех пор, несмотря на 100-миллионную численность мусульман в Индии, их статус там остаётся маргинальным. Про Китай тоже нельзя сказать, что мусульмане там на первых позициях. А в России ситуация с мусульманским меньшинством складывалась иначе. На это повлияло и движение Гаспринского, о котором Вы сказали, и высокий образовательный статус советских мусульман, и нынешняя наша активность, связанная с беспрецедентной свободой развития своей религиозной идентичности. Того уровень свобод для мусульман, который есть сегодня, не было в России никогда: ни при империи, ни при СССР. Необходимо грамотно воспользоваться этими свободами и развивать тот концепт, который будет непосредственно вписан в понятия «российская нация» и «современный мусульманин» — именно тот, концепт, о котором Вы говорите. А далее уже можно соревноваться с аналогичными концептами в Европе и других регионах, чтобы посмотреть, кто выйдет на первые позиции.

— Большое спасибо за беседу.

Пресс-служба Духовного управления мусульман Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Оставьте свой первый комментарий для "Ректор МИИ выступил в Санкт-Петербурге с лекцией «Плюрализм в исламе»"

Добавить комментарий

Ваш email адрес не будет опубликован

*