Новый «поворот» в Московском исламском институте Всеволод Золотухин: «МИИ станет флагманом российской исламской мысли»

6e100b693083fe7b237779ffd809d8b7_L

О перспективах развития Московского исламского института интервью с новым проректором по научной работе Всеволодом Валерьевичем Золотухиным.

Несколько  вводных вопросов. Где Вы учились? Какие занимаете должности в настоящее время?

Я выпускник философского факультета Ростовского Государственного университета, выпускник аспирантуры Института философии Российской Академии наук, сектор — Философия исламского мира. Писал работу по философии Ибн Хальдуна, его социальной теории. Также я в настоящее время являюсь сотрудником Южного федерального университета (г.Ростов-на-Дону) и заместителем главного редактора журнала «Ислам в современном мире» по внутригосударственным и международным политическим аспектам.

Как Вам видится ведение научной работы в МИИ? Каковы планы?

Я начинаю с изучения документации. Тех документов, которые  отражают ведение научной работы моими предшественниками. Это займет определенное время. Но сразу же могу сказать, что необходимо повышать уровень наших публикаций.  В том числе осуществлять стабильные регулярные публикации в журналах, входящих в список ВАК. Также необходимы публикации в журналах, входящих в международные системы индексирования —  международные базы данных (Web of Science, Scopus и др.). Все это реально может быть обеспечено силами журнала «Ислам в современном мире», который я также представляю.  В работе нашего института произойдет легкий «поворот», и надеюсь, что этот поворот будет легким и безболезненным. Это связано со сменой некоторых акцентов.

Сразу вопрос – что это за акценты?

Научно-исследовательская работа, которой мы планируем активно заниматься, предполагает некоторую включенность  в конкретный материал, приращивающий научную новизну. Нельзя «топтаться на месте». Надо, как было принято говорить раньше, «продвигать науку». Мы должны будем обратиться к анализу некоторых текстов, анализ которых ранее, скорее всего, никогда и никем не совершался. Вполне возможно, что наши сотрудники возьмутся за перевод и расшифровку какого-то текста. Это могут быть и старинные тексты и современные. В науке, как Вы знаете, не может быть принуждения. Главное, чтобы люди выбрали то, что им интересно и работали плодотворно,  с отдачей.

Эта деятельность будет связана с той программой, которую обозначил Президент РФ Владимир Путин —  по возрождению отечественного исламского богословия?

Несомненно. Одна из наших основных задач – это не только возрождение отечественной богословской школы, но  и ознакомление широких масс российских и зарубежных исламоведов, религиоведов, философов с тем наследием российской богословской школы, которое пока является для них «белым пятном». И здесь наши несомненные плюсы в том, что многие тексты, многие рукописи находятся в России. У нас есть специалисты, которые хорошо читают по-татарски и на старотатарском, по-персидски, по-арабски. Но, тем не менее, требуется большая систематическая работа с осознанием ее значимости. Здесь невозможна спешка. Необходимо, чтобы были поставлены задачи, которые позволят нам через некоторое время получить серьезный объем приращения научного знания по нашим отечественным богословам, просветителям, в том числе и джадидисткого (обновленческого) направления, а также познакомить с этими знаниями, с этим богатейшим наследием тех, кто еще с ним не знаком. И в России, и за рубежом. Мы говорим о российской исламской богословской школе как об оригинальной школе в истории исламской культуры. Российская богословская школа – это уникальное явление, которое, к сожалению, в настоящий момент получает меньше внимания, чем заслуживает.

В этом контексте,  скажите – намечается ли какое-либо сотрудничество с отечественными и зарубежными научно-исследовательскими структурами?

Наука, как известно, не знает границ. По каналам научных исследований мы готовы сотрудничать со всеми, кого интересует эта тема, кто занимается смежными темами и на Западе, и на Востоке. Для науки не может быть замыкания в каких-то региональных рамках. Это – стагнация, замедление. Мы должны учить языки. Должна сложиться такая ситуация, когда для нашего выпускника знание двух западных и двух восточных языков не будет «проблемой», а будет нормой. Вы помните, что в Санкт-Петербургском университете был арабско-персидско-татарско-турецкий разряд. Преподаватели и студенты знали множество языков,  и западных в том числе. Для нас – это важный инструмент приращения знаний с использованием материалов написанных практически на любом языке. Мы планируем превратить МИИ в настоящий научный центр исламских знаний – флагман российской исламской мысли. Мы хотим, чтобы это превращение было естественным и закономерным процессом и к этому есть все предпосылки.

Беседовала Нина Зотова

фото Нина Зотова

Оставьте свой первый комментарий для "Новый «поворот» в Московском исламском институте Всеволод Золотухин: «МИИ станет флагманом российской исламской мысли»"

Добавить комментарий

Ваш email адрес не будет опубликован

*